Menu

от чего течет кровь с носа

5 Comments

L’Orchestra Cinematique – Twisted Nerve (From “Kill Bill: Vol. 1”)
продолжительность = 0.42 мин.


ИСПОВЕДЬ.

Окошко исповедальни открылось с правой стороны от меня, и я услышал низкий тихий голос, с другой стороны кабинки:

– Добрый день, сын мой. Что привело тебя сегодня ко мне?

– Святой отец, я хочу исповедаться.

– Как давно ты исповедовался? И в чем же состоит твой грех, сын мой?

– Стыдно признаться, святой отец, но я ни разу в жизни не исповедовался. Никогда! Так что можно сказать, это мой первый раз. После некоторой паузы я продолжил. – Мой главный грех грех гнева. Меня все, буквально все в этой жизни бесит! До такой степени, что я порою не могу себя контролировать и совершаю плохие поступки. Очень плохие.

– И давно ли ты стал замечать за собой подобное? спрашивает священник через решетку окошка. Через него я вижу только его силуэт и никак не могу разглядеть лица. На это у меня уходит несколько мгновений, после чего продолжаю исповедь:

– Столько, сколько помню себя. С самого детства меня бесило все! Еще в детском саду меня выводила из себя наша воспиталка, которая укладывала днем спать и манная каша, которую я ненавижу до сих пор. В школьные годы бесила училка по физике с ее нелепым начесом на голове и пафосным выражением лица. Мои одноклассницы, которые только и были увлечены сначала куклами и их нарядами, а затем косметикой и мальчиками. Но больше всего они меня раздражали, их тупость и ограниченность. И что они не обращали на меня никакого внимания! Как же сильно это бесило! Я нервно сглотнул, и немного подумав, продолжил. Больше одноклассниц меня вымораживали только мои одноклассники. Тупые, бездушные ублюдки. Сколько раз они окунали меня головой в унитаз. Как вы понимаете, это каждый раз будило во мне еще большего зверя.

Вот, сейчас сижу, рассказываю все это и понимаю, как волна гнева поднимается из глубин разума. Священник за стеной, мелькающий в окошке, периодически охает, слыша мои слова. И все время крестится. А я поправляю костюм, и продолжаю:

– Когда я устроился на работу все стало намного хуже. Там меня нервирует абсолютно все. Начиная от мудака начальника, с его, тупой как пробка, секретаршей. До кулера, из которого течет исключительно только кипяток, и вечно заканчивается кофе, как только ты собираешься его попить. Вот приходишь с утра после бессонной ночи, хочешь попить кофе, а он закончился! Это просто доводит до бешенства! Или, вот ты работаешь на одном месте уже пять лет. Не спишь ночами, что тоже выносит мозг, работаешь сверхурочно, что добавляет еще больше злобы. В общем, пашешь, как лошадь, чтобы получить повышение и уже надеешься на него. А тут приходит, какая то двадцатилетняя свистушка, наивно хлопает глазками перед начальником и все! Ты в пролете. И вот теперь эта безмозглая курица уже на том месте, на которое претендовал ты. Это злит очень, очень сильно. И то, что она тупая, и что не умеет управлять коллективом, и даже писать деловые письма. Но у нее есть сиськи и отличная задница. Как, как отличная задница может помочь в управлении целым отделом? Не понимаю! И это тоже раздражает.

Кажется, я распалился и меня уже было не остановить. Чувство гнева начинает переполнять меня, речь становится более агрессивной, но я пока стараюсь держать себя в руках.

– А как порою выбешивают бабули в метро! Едешь утром на работу, сидишь, никого не трогаешь, и тут сверху нависает она и давай кряхтеть над тобой, изображая припадок и делая вид, что ей срочно нужно сесть. Или специально начинают наступать на ногу. А, что сразу я то? Мне уже самому сорок. Я что, до пятидесяти им место уступать должен? Про магазины я уже вообще молчу. То гнилье одно на полках, то просрочка, то нужный товар закончился, то тормозные продавцы, которые не могут по человечески проконсультировать, то очередь на кассе в километр. И все, абсолютно все выводит из себя.

Тут я замолчал и, приблизив губы к окошку, сказал шепотом:

– Но все это ерунда. Знаете, что меня бесит больше всего?

– И что же, сын мой? осипшим голосом спросил святой отец.

– Это столь страшно говорить вслух, – говорю я все так же шепотом, – что я скажу вам об этом только на ушко.

После того, как священник приблизил к окошку свое ухо, я произнес:

– Больше всего меня бесят такие жирные ублюдки, как ты!

С этими словами я резко воткнул ему, через решетку, в шею девятидюймовое лезвие ножа, от чего кровь начала литься на исповедальное окошко и заливать священные одеяния. Только булькание вырывалось теперь изо рта священнослужителя.

Досчитав до трех и выдохнув, я покидаю кабинку, задернув за собой занавеску. Навстречу мне идет старушка, с намерением зайти внутрь. Перехватываю ее по дороге за руку.

– О нет, мэм! Говорю я ей, мягко улыбаясь и дружески похлопывая ее по руке. – Святой отец сказал, что ему нужно немного побыть одному. Но он вас обязательно позовет.

Приподнимаю перед ней шляпу в прощальном жесте и направляюсь к выходу. Наконец-то я успокоился.

Уже выходя из дверей церкви, я слышу за спиной пронзительный крик. О! наверное, кровь начала сочиться из кабинки священника. Значит нужно прибавить ходу. И я удаляюсь быстрым шагом, насвистывая себе под нос веселую песенку.

5 thoughts on “от чего течет кровь с носа”

  1. Екатерина, воспаленный температурой мозг еще и не такое придумать может

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *